Его родина - самая глубинка Воронежской области, село Троицкое Новохоперского района. В 1950 году, семнадцати лет от роду, имея за плечами курсы трактористов, отправился Георгий Митасов в Ленинград. И в первый же день забрел в Дом культуры Ильича и обнаружил там людей, гоняющих длинными палками костяные шары. Приглядевшись к игрокам, упросил дать и ему попробовать
Георгий Степанович с тех пор буквально заболел бильярдом, и эта его "болезнь" продолжается до сих пор. Митасов всегда делал лишь то, к чему лежала душа, в чем он растворялся, купался, что исполнял мастерски, красиво, изящно, молодцевато, зная, что доставляет удовольствие, приносит радость другим. Сейчас он этому искусству учит других. И живет их жизнью, и радуется их радостью.
Ай да Самаранч!

Георгий Степанович, несколько лет назад вы показывали мне видеокассету, где был снят приезд Хуана Антонио Самаранча, кажется, в Академию госслужбы при президенте России. Тогда президент МОК загнал разом шесть шаров в шесть разных луз. Но вы так и не объяснили, как это ему удалось.

Вопрос правильный. Это был трюк, чтобы его исполнить, вовсе не обязательно быть классным игроком. Тут нужно всего лишь правильно поставить шары. Бьющий должен только точно попасть в центр одного шара, о чем Самаранч и был предупрежден. И ему это удалось.

В связи с этим мне вспоминается история об одном маркере-инвалиде. Он еле передвигался, у него тряслись руки. И, тем не менее, он был потрясающим игроком. Это правда?

Не совсем. На самом деле таких было двое: Николай Березин по прозвищу Бейлис и Василий Кочетков, в кругу игроков носивший титул Бузулукский. Николай Иванович работал в Центральном доме литераторов, а Василий Евдокимович - в Доме ученых. Их история не была тайной в среде игроков. В начале двадцатых годов оба переболели одной неприятной болезнью, от которой в конце концов излечились, но остались на всю жизнь глубокими инвалидами. Однако это были настоящие гении бильярда, у них невозможно было выиграть…
На плечах гигантов

- Но, говоря о гениях нашей игры, следовало бы первым назвать легендарного маркера и игрока Заику - Николая Ивановича Ефимова, который свое прозвище получил из-за врожденного речевого дефекта, - продолжает Митасов. - Заику я считаю самым лучшим игроком России всех времен. И своим первым учителем. Он мой земляк, всю свою недолгую жизнь прожил в Воронеже, что, конечно, только способствовало нашему с ним сближению. Всякий раз, приезжая в деревню к родителям, я через пару дней перебирался в областной центр к дяде Коле. И пропадал у него. Если на равных, без форы, то он никогда никому не проиграл ни единой партии. Вообще. Причем он нередко отдавал наперед когда четыре, а когда и все шесть шаров. И все равно побеждал.

Но ведь и стол бывает не идеальный, с каким-нибудь тайным пороком…

Правильно. И кий мог попасться не совсем правильной формы, а с каким-то дефектом, с подвывихом. Да и взять кий Николай Иванович мог не свой, "пристрелянный", а просто из колоды. И шары далеко не всегда были абсолютно круглые. Да чего уж там, и трезв он бывал не каждый день. И вот поди ж ты, даже в таких условиях он сперва примеривался, изучал ситуацию, обдумывал, закладывал ее в мозговой "компьютер" и быстренько находил свою игру.

увеличить

увеличить